БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

ENGLISH TRANSLATION TRANSLATION IN ENGLISH

Екатерина Бобринская

ТОТАРТ Натальи Абалаковой и Анатолия Жигалова

ПЕРФОРМАНСЫ

Если попытаться коротко охватить круг проблем, которые затрагивают в своих ТОТАРТ-перформансах Абалакова и Жигалов, то их можно свести к следующему: первое, исследование бессознательных механизмов и функционирования искусства, и второе, раскрытие основоположных глубинных структур и принципов восприятия, заложенных в коммуникативной системе культуры.

В отличие от большинства московских художников, ТОТАРТ часто использует символический элемент, неотъемлемый от определенных культурных явлений (например, черное, белое, красное и золотое, отсылающее к их символической роли в русской иконе). Действие перформанса вскрывает пласты культурных стереотипов, чтобы выявить их неконвенциональное ядро. Перформанс подводит участника и зрителя к реконструированию первоначальных механизмов стереотипа, высвобожденного из-под напластования современных смыслов. Другими словами, в перформансах ТОТАРТ’а создаются такие ситуации, в которых традиционные культурные знаки и символы лишаются своих специфических фиксированных и застывших значений и обретают состояние перманентной флуктуации между культурным и природным. При таком подходе к действию перформанса важным элементом становится акцентирование игрового и пародийного начала.

В июне 1985 года художники вывесили объявление о Воскреснике в кооперативе “Квант”, где Жигалов работал комендантом; под объявлением стояла подпись - ТОТАРТ. Во время воскресника все заборы, скамейки и урны были выкрашены в золотой цвет. Перформанс назывался “Золотой воскресник”. Этот и другие перформансные события пародировали некоторые определенные аспекты советской социальной жизни.

Авангардная стратегия неожиданно обнаруживает себя в повседневных ситуациях, выявляя их абсурдность. Использование столь символического цвета как золото в столь парадоксальных обстоятельствах лишает его своей конвенциональной, концептуальной нагруженности, приобретенной им за долгие века. В акции золото фигурирует не в качестве культурного знака, а как природный элемент. Стремление вскрыть глубинные подсознательные архетипы обусловливает не только характер действия, но и пластическую экспрессивность работ ТОТАРТ’а. Художники аппелируют к бессознательным и чисто эмоциональным уровням восприятия. Ряд перформансов полностью связан с пластической трансформацией различных объектов. Центральной темой этих перформансов является исследование границ между двумя формами пространства - хаотическим и структурно организованным, их создание и преодоление. Конструкция куба, воплощающего идею идеального пространства, занимает главное место в нескольких работах. В перформансе "Белый куб" (1980) в пространстве комнаты из деревянных реек был возведен каркас куба. Участники забинтовали каркас и в результате созданный объект разделил их на две группы. Восстановить единство можно было только путем уничтожения созданного объекта (разрезание бинтовой поверхности). Физические действия перформанса здесь проявляются с особенной силой. Вместе с тем смещение смысла действий по отношению к их обычному контексту лишает их всякой практической цели. Сообщение не могло быть выражено на языковом уровне и полностью аппелировало к уровню бессознательных ощущений и эмоций. Такая последовательная линия на первичное, архетипическое посредством вскрытия конвенциональной, культурной оболочки сближает эти и другие работы ТОТАРТ’а с религиозными ритуалами.

В перформансе “Шестнадцать позиций для самоотождествления” (1985) этот же эффект достигался буквально: непосредственным физическим вхождением в пространство художественного делания. Оказываясь внутри, зритель терял привычную отстраненность от художественного произведения. Будучи отторгнутым от привычного жизненного пространства, участник утрачивал спасительной опоры обычных моделей поведения и в результате вынужден был, может, впервые в жизни “на ощупь” продвигаться в новой окружающей среде. Можно сказать, что этот перформанс представляет собой процесс создания картины изнутри самой картины. Художники двигаются вдоль стен по замкнутому периметру помещения, обрисовывая силуэты друг друга красной и золотой краской. В конце действия они возвращаются в исходные позиции и красят друг друга, так что их покрашенные тела как бы растворяются и сливаются с окружающим пространством. В ходе акции помещение незаметно из объекта становится субъектом, и начинает действовать самостоятельно. Перформанс в своей предельной выразительности достаточно прозрачен для постижения. Подобным погружением “внутрь” искусства, равно как разрыванием конвенциональных связей и пробуждением глубинных архетипов сознания акция как бы стирает все значения, навязанные социальными и культурными нормами. Остается только общее для всего человечества, “родовое”.

Основные темы, определяющие творчество художников суть: коллективное и индивидуальное, их границы, их взаимоотношения и возможные пределы их конструктивности и деструктивности. Действие целого ряда ТОТАРТ-перформансов строится, по определению самих художников, по принципу perpetuum mobile. Впервые этот метод применен в перформансе “Работа” (1983). Действие его было предельно лаконично: перенесение кусочков глины из одной кучи в другую. Абалакова переносила кусочек глины из первой кучи во вторую: а Жигалов из второй в первую. Перформанс строился, по крайней мере теоретически, как бесконечный и закрытый процесс. Вместе с тем такое доведенное до предельной простоты и упорядоченности действие самим бесконечным повторением одного и того же события ad infinitum в какой-то момент начинало восприниматься как нечто, не имеющее структуры, а потому хаотическое. Вследствие своей теоретически бесконечной природы, т.е. отсутствия точки отсчета относительно начала и конца, “Работа” не позволяла индивидуальному человеческому существу найти стабильную систему координат, а в силу этого и выявить определенную и персональную позицию по отношению к целому.

“ТОТАРТ выражает себя языком масс и обращается к массам” - так объясняют свою позицию сами художники. В своих акциях они создают ситуации, в которых стираются границы между рациональным и иррациональным, между “я” и “другим”, между личным и безличным. За фасадом обыденных и узнаваемых действий внезапно выступает неведомое измерение, не поддающееся логическому анализу.

Именно такие пограничные и нестабильные ситуации, которыми определяется и выражает себя современное искусство, исследует ТОТАРТ в своих перформансах.

(Статья в Каталоге “Abalakova & Zhigalov. Works 1961-1989”. Third Eye Centre. Глазго. 1989)

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ Сергей Летов Sergey Letov Тод Блудо Андрей Монастырский, Коллективные Действия Andrey Monastyrsky Николай Панитков, Коллективные Действия Nikolay Panitkov Елена Елагина, Коллективные Действия Elena Elagina Владимир Сорокин Vladimir Sorokin Сергей Бордачев Sergey Bordachev Илона Медведева Ilona Medvedeva Павел Пивоваров (Паша Пепперштейн) Ирина Пивоварова Irina Pivovarova Вадим Захаров Иван Чуйков Ivan Chuykov Золотые крылья Коллективных Действий Серебряный Шар Коллективных Действий Никита Алексеев Nikita Alexeyev Илья Кабаков Ilya Kabakov Юрий Лейдерман Yury Leiderman Сергей Мироненко Sergey Mironenko Владимир Мироненко Vladimir Mironenko Эрик Булатов Erik Bulatov Эдуард Гороховский Eduard Gorokhovsky Николай Козлов Nikolay Kozlov Свен Гундлах Sven Gundlah Владимир Наумец Igor Naumets

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт