БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

go to English page! Go to English page!

ТОТАРТ: Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов

PARADIZOO. ТОТАРТ

PARADIZOO

Фотоакция и одноканальное видео

2004

Московский международный форум художественных инициатив.

«Рай/Paradise». Новый Манеж. Москва.

Фото на банерной ткани 200х300

«ПарадиЗоо»

(Машина по приобщению райскому блаженству)
Фотоакция

Счастлив, кто падает вниз головой,
Мир для него хоть на миг, да иной.
(В. Ходасевич)

Всегда в раю
Всегда в аду

Рай приходит и уходит
Ад всегда с тобой

Don’t worry! Be Happy!

Следите за рекламой

Райская машина

Рай – это когда на миг забываешь про ад.

Можно ли раскрыть тему рая средствами современного искусства?

Рай в теологическом смысле едва ли может быть темой современного искусства.

(Разве только как изощренно выстроенное вместилище желаний…

Зазеркалье сознания, завороженного соблазнительной нехваткой…)

Рай симулятивный – вполне.

Рай это Диснейленд лоботомированного сознания.

Симулятивный рай витрины общества потребления объект вожделения и ненависти.

Избыточность райского блаженства может сравниться только с эксцессом опыта смерти. Но смерть нельзя пережить. Она есть предел, полагаемый жизни.

В этом смыкаются темы рая и смерти.

Смерть – бдительный страж у врат рая.

Смерть полагает и конец потреблению.

Впрочем, так ли это?

И рождение и смерть, рай и ад равно доходные предприятия.

Можно идти двумя путями.

Симулируя смерть, мы приближаемся к симулированному раю.

Используя христианскую иконографию можно включить различные регистры смыслов.

Райское древо

У нас в деревне два брата из Ленинграда устроили погром в доме «старухи Процентщицы», как мы называли Марию Николаевну, переехавшую по преклонности лет к дочери в тот же Ленинград. Они перерубили топорами несколько роскошных золоченых киотов с лепниной в виде виноградной лозы и наложили кучу в Красном углу. Это было в 70-е годы.
Они знали все культурные коды.

Этот жест мало чем отличается от погромщиков выставки «Осторожно, религия!».

Просто идеологический компас за это время повернулся на 180°.

Но и то и другое поражает истовой «правильностью» реакций: умение найти точный объект, на который можно выплеснуть праведный гнев раба…

Вот она – общечеловеческая тоска по истинному Раю и глубинное знание горькой правды: ты навсегда отторгнут от него.

Политэкономия Рая

«ПарадиЗоо»
(Машина по имитации райского блаженства)

Жизнь представляет собой некое срединное царство между крайностями Смерти и Райского блаженства. Отношение к этому промежуточному состоянию испокон века двоякое. Если для одних оно и есть сама сущность жизни, для других это сущий ад. Как говорится, что немцу лафа, то русскому конец.

В искусстве также просматриваются эти две полярные позиции.

Избыточность райского блаженства может сравниться только с эксцессом опыта смерти. Но смерть нельзя пережить. Она есть предел, полагаемый жизни.

Советская система создала идеальную модель приобщения райскому блаженству – очередь. Пострадаешь и вкусишь от райского блаженства. Увы! Очередь кончилась. Ей на смену пришло право свободного созерцания райского отблеска витрины общества потребления.

«Машина ПарадиЗоо», предлагаемая ТОТАРТом, учитывает российскую специфику. Экономическую схему товар-деньги-товар она претворяет в схему творческую: страдание (художника и желающих пострадать) – фиксирующий/подглядывающий глаз цифровой камеры, фиксируемый/подглядываемый фотоглазом (виртуализация пространства) – результирующий медиальный образ (или товарный знак).

Не парься! Будь счастлив!

ТОТАРТ тотален в своем обобщении, но Машина ПарадиЗоо имеет практическое применение. Скажем, крупные сетевые магазины могут ввести дополнительную услугу: покупателю, который приобрел товар на определенную сумму, предоставляется (бесплатно) право быть подвешенным за ноги, дабы дать ему возможность увидеть за миром товара преображенную суть вещей, что, в свою очередь фиксируют камерами коленопреклоненные девушки-продавщицы, разумеется, под контролем стоящего чуть в стороне менеджера и транслируют по всем мониторам, а прочие покупатели в соборном благоговении приобщаются возвышенному состоянию избранника.

Это был бы русский ответ Западу: через страдание очиститься, в праведном гневе перерубить симулякры Рая и в экстазе слиться в дионисийской оргии с продавщицами, менеджерами, охранниками, покупателями и товарами.

С другой стороны, рай, сконструированный во многих религиях, не первый ли это (идеологический) проект, обладающий, помимо символической стоимости, некой направляющей векторной значимостью, определяющей все дальнейшее движение обмена как такового?

Don’t worry! Be Happy!

Москва
Апрель, 2004

 

 

Акции, перформансы, инсталляции

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска