БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

go to English page! Go to English page!

 

ТОТАРТ

Наталья Абалакова

 

ТЕЛА ТЕРРОРА

1. Пределы физического и пределы нравственного.

То, что там произошло - сейчас Вам придется перестроить свое сознание - является величайшим произведением искусства, которое когда-либо существовало. Совокупное усилие духа нескольких людей совершает акт, о котором мы в музыке не смели и мечтать. Эти люди тренируются на протяжении десяти лет как сумасшедшие ради одного концерта и затем умирают. Это величайшее произведение искусства, которое когда-либо существовало во всей вселенной…

Представьте себе, что я сейчас бы мог создать произведение искусства, и все вы были бы не просто поражены, но вы все умерли бы на месте. Вы были бы мертвы и родились бы заново, потому что это просто безумие. Многие деятели искусства ведь тоже пытались выходить вообще за рамки мыслимого и возможного, чтобы мы все проснулись, чтобы мы раскрылись для другого мира. Так Карлхайнц Штокхаузен сказал о террористических актах в США 16 сентября на пресс-конференции по случаю Гамбургского музыкального фестиваля. На дополнительный вопрос одного из журналистов, приравнивает ли он искусство к преступлению, Штокхаузен ответил: «Преступлением это является потому, что люди не были согласны участвовать в этом акте. Люди не приходили на этот «концерт», это ясно. И никто им не объявлял: Вы можете при этом отправиться на тот свет. То, что там произошло, в духовном смысле, этот прыжок за рамки уверенности, за рамки нормальности, прыжок из жизни, такое случается иногда «росо а росо» и в искусстве. Иначе оно не имеет никакого смысла». Оставим на совести средств массовой информации точность передачи всех оттенков речи знаменитого музыканта, 73-летнего композитора, которого всегда называют среди самых выдающихся.

…Случай со Штокхаузеном (одновременно) заставил осознать опасное измерение искусства, о котором иногда невозможно будет забыть, его сомнительную с моральной точки зрения сторону, скандальную энергию, свойственную ему.

Его высказывания о террористических актах в США прозвучали как сумасшедшая радиограмма из глубин космоса.

Штокхаузен, кажется, находится бесконечно далеко от людей, где-то в ледяной галактике. Капитан Кирк выдернул все провода. Радиосвязь прервалась. После этих слов Карла Шпана, корреспондента «Ди Цайт», попытка «найти след» представляется сомнительной, если не двусмысленной. Однако попробуем это сделать.

2. Аспекты мифа.

Откроем Первую книгу Маккавейскую, переведенную с греческого языка и поэтому отсутствующую в Танахе (в Масоретском каноне). Глава 6, стихи 43-44-45-46 гласят: «Тогда Елеазар, сын Саварана, увидел, что один из слонов покрыт бронею царскою и превосходил всех, и казалось, что на нем был царь, - и он предал себя, чтобы спасти народ свой и приобрести себе вечное имя; и смело подбежал к нему в середину отряда, поражая направо и налево, и расступились от него и в ту и в другую сторону; и подбежал он под этого слона, лег под него и убил его, и пал на него слон на землю и он умер там». В «священных книгах» почти всех народов существуют многочисленные примеры подобного самопожертвования во имя веры или свободы.

Наш современник, философ Петер Слоттердайк в статье «Огненная надпись на стене», опубликованной в журнале «Фокус», также обращается к двум фундаментальным мифам иудео-христианской цивилизации, которые, по его словам, исламские террористы разрушили одним ударом. Легендарная борьба Давида с Голиафом стала читаться «по-новому». Давид стал арабским героем. Все поставлено с ног на голову. Маленький Давид с его неожиданным оружием представляет символ зла, тогда как великан Голиаф превращается в символ добра. Этот перевертыш позволил террористам нанести чувствительный удар по нравственным ценностям западного мира, И пройдет еще много времени, прежде чем понятия «маленький», «слабый», «гигантский», «добрый», «злой» выстроятся снова в разумных соотношениях. Террористы переиначили на свой лад миф о Вавилонской Башне. Рухнувшие небоскребы Всемирного Торгового Центра превратились в предупреждающий символ мести изгоев, восставших против величия господ. Террористам не удалось пока взять в свои руки третий миф, который мог бы стать решающим в залечивании наших физических и нравственных ран… миф об огненной надписи на стене, которую узрел царь Балтазар накануне своей гибели – это было последнее ему предупреждение. Не станут ли огненные шары над американскими небоскребами символическим предупреждением о том, какие фундаментальные ошибки мы сделали в отношении с хуже живущим и оскорбленным миром, который уже не является третьим миром? Суть драм такого рода - борьба раненого самолюбия, мечтающего о признании.

З. «Друзья» и «враги» глобализации.

Вообще-то нам известно, что одна из мировых религий – ислам. Что же мы о ней думаем? И как мы о ней думаем. Посмотрим в словарь. «Ислам». Это арабское слово означает «покорность». Ислам возник в Аравии в VII веке. Основатель - Мухаммед. Распространен на Ближнем и Среднем и Дальнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и Африке. Основные принципы ислама изложены в Коране. Главный догмат вероучения - поклонение единому богу Аллаху и признание Мухаммеда «посланником Аллаха». Основные течения - суннизм и шиизм. Однако, скорее всего, об исламе мы вообще не думаем. Мы слишком заняты собою, чтобы думать о других. Зато за нас думают СМИ. Или точнее, мы думаем СМИ. И как же мы думаем?

Вспомним фильм американского режиссера Стенли Кубрика «Цельнометаллическая оболочка», в котором рассказывается о подготовке для войны во Вьетнаме подразделения морских пехотинцев – универсальных солдат. Вот что один из героев этого фильма однажды говорит о противнике: «В каждом гуке (так американские солдаты называли вьетнамцев) сидит американец и мы должны помочь ему родиться». Представляется возможным предположить, что этот двухсерийный фильм сделан ради этой «ключевой» фразы.

…Глядя на толпы фанатиков, мы считали (эти толпы) проявлением отсталости тех или иных обществ и стран. Многие верили в то, что неотвратимая модернизация рано или поздно положит конец подобным атавистическим эксцессам, даже, если отдельные случаи возврата к ним и будут иметь место…

Ханс Магнус Энценсбергер, на страницах «Франкфуртер Альгемайне цайтунг» связывает терроризм с современным состоянием мира. Об этом же говорят многие исследователи, свидетели журналисты, работавшие на Ближнем Востоке: террористы отвечали требованиям времени не только в техническом смысле. Инспирированные западной логикой внешних символов, они превратили массовую резню в медийный спектакль и в этом смысле являются патологической копией своих «противников», действуя по аналогии с ретровирусом в зараженной клетке. Однако энергия убийства, вырвавшаяся сейчас на свободу, не имеет корней в каких-либо традициях.

3. Культ святости и смерть святого в исламе.

Что же это такое? Почитание людей, которые считаются угодными Аллаху. Это вали, люди, близкие к божественному, это карамат – способность к сверхъестественным деяниям, приписываемая суфийским святым. Это понятие о бараке, благодати. Несмотря на то, что в исламе нет официальной канонизации святых, в народных верованиях их культ занимает большое место, святой в исламе (как, впрочем, и во многих религиях) это посредник между верующими и богом. От риджаль аль гайб – «сокровенных людей», высшего класса святых зависит порядок на земле. Что такое в исламе смерть святого? Это лишь прекращение его плотской жизни, дух же его продолжает покровительствовать людям, отчего святые почитаются и после смерти. Шахиды это мученики, павшие за веру и приобщенные к сонму святых в силу своей мученической смерти. Нередко в исламе мученичество толкуется широко и шахидом может быть назван просто невинно погибший человек. Обычно в исламе, по большей части, святые это мужчины, но могут быть и женщины. Согласно многочисленным притчам и историям, святым, в принципе, может стать любой человек от правителя государства до последнего бедняка.

4. «Тело воскресенья».

Низами, философ и ученый эпохи «мусульманского Ренессанса», превыше всего ставит особое понятие хикмат, универсальное, интуитивное знание о душе и теле Человека, знание, которым в его время (ХII в.) владели неортодоксальные мусульмане - суфии-мистики, то есть немногие тайные группы, передававшие это учение изустно своим наиболее одаренным ученикам. Концепция «Тела Воскресения» изложена отчасти у Низами в его поэме «Сокровищница тайн». В ней говорится о бренности земного тела и о ценности «нетленного тела» – носителя высших духовных ценностей. В этом же ряду можно назвать имена: Рудаки, Фирдоуси, Сенаи, Саади, Джелал ад Дин Руми, Ибн Араби (предвосхитивший идеи Фрейда и Юнга). Известные суфийские учителя Аль-Халладж и Сухраварди добровольно приняли мученическую смерть за веру, будучи публично казнены по решению духовных особ, признавших их еретиками. И тем не менее, особое отношение к плоти, телесному было все-таки достоянием маргинальных групп, а не ортодоксального ислама.

5. Наши современники-мусульмане.

Основной предпосылкой «открытого общества» является отделение религии от государства. Очевидно, причину многих различий между нами следует искать в том, что в арабских странах принцип отделения религию от государства иной, чем в России, на Западе и в Америке. На арабском Востоке религия и государство переплелись теснейшим способом; на стенах домов многих арабских стен можно увидеть надпись: «Решение - в исламе». Идет ли речь о ближневосточных диктатурах или многочисленных «армиях» и «движениях», действующих под знаменами ислама, во всех случаях мы имеем дело вовсе не с «атавистическим» явлением, а с абсолютно сегодняшним феноменом. Однако никакой идеологический анализ не может дать ответа, где искать корни терроризма.

6. Только ли в исламе дело?

Подчас политика диктаторских и реваншистских режимов уничтожает не столько реальных противников, сколько представляет собой угрозу стабильности в собственных странах. Когда «нечего терять», начинает действовать логика саморазрушения; характерным признаком всех террористических атак является тяга самих атакующих к самоубийству. Есть факты, говорящие о том, что иногда целые сообщества охватывает коллективная тяга к самоуничтожению. Нельзя недооценивать этот фактор. Кроме того, такой же «соблазн» существует и в обществах «открытого типа», в них также существует наркомания, различные виды насилия. Зачастую ни «жертвы», ни «палачи» даже не могут объяснить, «почему это произошло именно так». Психологи и философы, исследующие феномен индивидуальной тяги к смерти отмечают некоторое сходство этой тяги с манией самоуничтожения, которая движет террористами-самоубийцами. Существует много способов «преодоления действительности». Отдельный самоубийца или коллектив самоубийц (Бригада мучеников Аль-Аксы) предпочитает страшный конец любой другой инициативе. (Крайняя или Дальняя мечеть, это упоминаемое в Коране место, куда пророк Мухаммед был чудесным образом перенесен перед вознесением на небеса. Это место традиционно идентифицируется с южной частью аль-Харам аш-Шариф в Иерусалиме, где в конце VIII в. была возведена мечеть Аль-Акса.)

Хорошо обученный террорист располагает деньгами, новейшими средствами коммуникации, знает шифровальную технику, умеет обращаться с различными видами оружия, которые в недалеком будущем, возможно, будут относиться к оружию массового поражения. Разумеется, террорист-самоубийца всегда имеет «возвышенный объект идеологии», но даже это решающего значения не имеет. Его триумф состоит в том, что с ним невозможно бороться и его нельзя наказать. И то и другое делает он сам.

7. И все-таки обратимся к теории

В своей книге «Из/вращения любви и ненависти» Рената Салецл приводит исследования Люка Феррари, который утверждает, что каждая культура по-своему понимает насилие и у каждой культуры есть свое представление о тех универсалиях (права человека, равенство перед законом, свобода), к которым мы апеллируем, когда надо организовать борьбу с насилием. Можно найти аналог «плану выражения» террористической атаки в языковом аналоге, называющимся «оскорбительной речью». У Джудит Батлер существует на этот счет деконструктивистская теория: лицо, прибегающее к «оскорбительной речи», цитирует нечто из уже существующего корпуса, он повторяет и воспроизводит доводы и стереотипы, принадлежащие дискурсивному пространству своего сообщества. Таким образом, автор «оскорбительной речи» (террористической атаки) сам лишь следствие, продукт данной «цитаты» и его «авторство» служит лишь прикрытием этого факта. Кто должен нести за это наказание? История злополучного сообщества или конкретный человек? История на суд привлечена быть не может, и тогда осуществляющий теракт человек превращается в собственного заложника.

8. Для чего это делается?

«Оскорбительная речь» пытается заставить иное сообщество признать свою идентичность, отличную от идентичности этого сообщества. Террористическая атака стремится разрушить «фантазматический сценарий» идентичности того сообщества, против которого она предпринята. Тайная, сокровенная цель любого насилия, в том числе и террористического – это несимволизируемое ядро «другого», «объект маленькое а», причина желаний, то, вокруг чего любой субъект (или сообщество) формирует временную проблему своей целостности. Повторим еще раз: требование нападающего к своей жертве состоит в том, чтобы она пересмотрела свое восприятие целостности, свое понятие идентичности. Образ власти, от которого хочет получить подтверждение атакующий зиждется, в Лакановском Большом Другом – социальной символической структуре. Террорист «требует» от лица этого Большого Другого, и, в таком случает, сама террористическая атака больше не представляется злодеянием; это оправданный акт и энтузиазм, проявляемый при его исполнении, «возвышенный объект», природа наслаждения от которого совершенно негативная. Впрочем, Фрейд, говоря о «выборе невроза», все-таки считал субъекта ответственным за свое наслаждение.

9. Тому, кто живет трудно понять…

Большинство людей совершенно беззащитны перед лицом террориста-самоубийцы. Тот же, кто отдает им приказ, находясь в далеком бункере, и тоже ждет собственного уничтожения, наслаждается тем, что успеет, прежде, уничтожить много «других», включаю в эту категорию лиц уже и собственных шахидов. Девушки, перед тем как умереть, становятся телезвездами. Большинство из них это дочери беженцев, живущих в лагерях для перемещенных лиц. Очень трудно представить себе, что при такой жизни они, действительно, находятся «далеко от людей, где-то в отдаленной галактике». Однако их «радиосвязь» с человеческим действительно прервалась. Новую ракету, которой Пакистан время от времени угрожает Индии, нарекли Шахид.

… После захвата заложников в Москве одно высокопоставленное лицо предложило бороться с терроризмом при помощи категорического императива и визового режима.

2002

Опубликовано в Альманахе «Журнал наблюдений». Москва 2003.

 

Тексты о ТОТАРТе | Литературные тексты | ТОТАРТ о ТОТАРТЕ о современном искусстве | Беседы и интервью

Акции, перформансы, инсталляции

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска