БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

go to English page! Go to English page!

 

ТОТАРТ

Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов

 

АПТАРТ/APTART

К 1982 г деятельность московских художников новой волны, если так можно их назвать, достигла апогея. Оживление на неофициальной художественной сцене после Бульдозерной выставки 1974 г было очень заметно. Измайловское, ряд квартирных выставок, «Пчеловодство», ВДНХ, затем деятельность Горкома графиков, разрешенная властями, чтобы сохранить контроль за ситуацией… И хотя многие художники уехали из страны (в том числе основатели соцарта Александр Комар и Виталий Меламид, молодые художники концептуального направления Валерий и Римма Герловины и др.), оставшиеся продолжали работать. Появлялись новые имена. Действовала группа «Гнездо», существовали «Коллективные действия», появились «Мухоморы», СЗ, приступил к своему Проекту «Исследования существа искусства применительно к жизни и искусству» ТОТАРТ (тогда еще Тотальное Художественное Действие). После поездки в Прагу в 1980 г. и участия в фестивале андеграундных чешских и словацких художников мы пытались еще более оживить московскую ситуацию и не только делали перформанс за перформансом, но и старались работать вместе с вышеупомянутыми группами. Весной 1981г. нам удалось провести первый фестиваль перформанса в деревне Погорелово Костромской области, куда приехали представители всех групп.

Идея квартирной выставки исходила от Свена Гундлаха («Мухомор») и сразу нашла поддержку у всех молодых художников. Мы горячо поддержали проект. Сначала квартиру хотел предоставить Леонид Талочкин, но в последний момент отказался. Тогда Никита Алексеев согласился, чтобы выставка была в его квартире на Академической. Он же (кажется, с Михаилом Рошалем) предложил название АРТАПТ (квартирное искусство). (Когда Никита стал советоваться со мной как с переводчиком, я (А.Ж.) посоветовал изменить порядок АПТАРТ, мотивируя это благозвучием и выявлением второго смысла – искусство, соответствующее своим возможностям). Мы (ТОТАРТ) понимали выставку АПТАРТ как фиксацию нового движения в московском концептуальном искусстве, нового поколения и, что для нас было важно, не соцартовского. Но главное, это было действительно важное событие, как бы суммирующее длительный этап совместной деятельности целой группы художников более или менее одного направления, работавших вместе, варящихся в одном котле, постоянно обменивавшихся мыслями и опытом. Несмотря на давление властей, выставка АПТАРТ состоялась в октябре-ноябре 1982 г. (конец ее совпал со смертью Брежнева и началом нового периода в Советской истории, периодом убыстренного распада тоталитарной империи). Можно сказать, что на квартире Н.Алексеева впервые была создана единая художественная среда.

На какое-то время квартира Никиты Алексеева превратилась в настоящее вавилонское столпотворение. Действительно, множественность авторских языков, пестрота объектов сразу бросалась в глаза. Художникам удалось создать невероятный инвайронмент, где все «произведения» сосуществовали, вытесняя друг друга, и в этом взаимном вытеснении сосуществовали, взаимодополняя друг друга. Представьте себе однокомнатную квартиру, куда свезли продукцию семнадцать художников: пять «Мухоморов» плюс Н.Алексеев, двое СЗ плюс М.Рошаль (бывшее «Гнездо»), двое ТОТАРТ, трое из «Коллективных действий», но индивидуально; от холодильника К.Звездочетова, лозунга Абалаковой и Жигалова и их же гигантской книги-объекта, телевизоров М.Рошаля и Н.Алексеева, до мелких объектов Вадима Захарова и Виктора Скерсиса, Андрея Монастырского, Льва Рубинштейна и самого молодого художника С.Ануфриева. Все стены, потолок и пол, все пространство забито «искусством», так что зрителю приходилось с трудом продираться сквозь художественные дебри, увертываясь от невообразимых предметов, угрожающих им со всех сторон.

Квартира Н.Алексеева стала Меккой всех поклонников нового искусства, и вся Москва считала своим долгом совершить туда хадж. Кто здесь только не побывал: от МОСХовского начальства и дипломатов до зеленой художественной молодежи, не считая работников КГБ и милиции, - все отметились в этой крошечной квартире.

Эта выставка и ряд последующих событий АПТАРТ внешние свидетельства краткого, но плодотворного периода движения АПТАРТ, охватывающего 1980-1985. Наряду с МАНИ (Московский Архив Нового Искусства), фиксирующим творческую деятельность практически всей Московской концептуальной школы, АПТАРТ был живой творческой лабораторией, подготовившей почву для развития современного искусства в новой ситуации.

Н.Абалакова и А.Жигалов

Москва

2002

Тексты о ТОТАРТе | Литературные тексты | ТОТАРТ о ТОТАРТЕ о современном искусстве | Беседы и интервью

Акции, перформансы, инсталляции

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска