БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

go to English page! Go to English page!

ТОТАРТ: Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов

Золотой унитаз

Золотой унитаз

Видеоинсталляция

1994, Март

Фестиваль «Бредущие в ночи». “Экспериментальное видео, компьютерная анимация и проектный синтез”. “Заповедник искусств” на Петровском бульваре, Москва.

Mонитор со статичной картинкой унитаза. Текст сценария “Золотой унитаз” по стенам, реальный туалет с унитазом и фотостендом на задней стене, видимый через дверной глазок. Шум журчащего унитаза, накладывающийся на репортаж штурма Белого дома в Москве в октябре 1993 г. (NBC).

Золотой унитаз

Наталья Абалакова и Анатолий Жигалов. Тотарт

А.Жигалов

ЗОЛОТОЙ УНИТАЗ

Киносценарий

…Одновременно снимался фильм.

1.   Москва с птичьего полета. Камера снижается и движется по фестивальным улицам столицы.

2.    Камера задерживается на фестивальных плакатах. Звучит бодрая фестивальная песня

( типа “Если бы парни всей земли...”)

            3. Камера движется на бреющем полете. Вид психиатрической лечебницы сверху.

4.   Кадр с ослепительно белым унитазом, снятым как памятник снизу вверх.

5.   Камера снижается над больничным двором.

6.   Вход в девятое отделение.

7.   Вспыхивает чаша с олимпийским огнем.

8.   Камера поднимается по лестницам.

9.   Вход в отделение.

10. 10 обнаженных юношей исполняют медленный ритмический танец (античный по рисунку).

11. 10 обнаженных девушек исполняют аналогичный танец.

12. Камера движется по длинному узкому коридору.

13. Палата № 5

14. Палата №4

15. Палата №3

16. Палата №2

17. Палата №1 надзорная.

18. Камера поворачивает направо. Дверь в туалет с окошком.

19. Вид на туалет через окошко. Общий вид.

20. Атлеты зажигают олимпийский огонь.

21. Движение камеры слева направо: сдвоенный умывальник.

22. Дальше на полу цементное пятно на месте снятого унитаза. На стене на месте унитазного бачка - нарисованный углем бачок. Дальше четыре настоящих унитаза с трубами и бачками. Звучит бодрая фестивальная музыка, на которую накладывается неясный гул голосов, отчего создается двойственное впечатление: то ли это шум радующейся толпы, то ли сдавленные голоса больных. Постепенно в фонограмме начинают доминировать больничные ассоциации. Раздаются отдельные выкрики и проч. Музыка меняет окраску и в нее вторгаются какие-то патетические аккорды, поначалу гармонирующие с бодрыми песнями и маршами.

23. Над бачками тяжелая коленчатая канализационная труба, производящее тягостное впечатление, усиливающееся особым ракурсом снизу и крупным планом.

24. Вид из окна: забор, лесок.

25. Снова фестивальные улицы с какими-то плакатами и флагами.

26. Открытие фестиваля: какие-нибудь массово-спортивные действа.

27. Фестивальная матрешка непомерной величины снизу вверх.

28. Снова спортивные движения юношей и девушек.

29. Камера возвращается в исходное положение от двери и поворачивает направо.

30. Правая стена: две длинные скамейки, обтянутые коричневым дерматином.

31. Камера движется вдоль стены и замыкает круг, останавливаясь на двери с окошком.

32. Пустой кадр (10-15 сек.).

33. Улыбающееся лицо юноши.

34. Снова дверь с окошком.

35. Дверь крупным планом. В окошке чье-то лицо, не то санитара, не то больного, во всяком случае, пугающее.

36. Крупным планом фестивальный плакат с каким-то оптимистическим общегуманистическим текстом.

37.Тишина. Затем слышится звук льющейся воды и гудение в трубах. Камера движется сквозь воду.

38. Камера снова “вплывает “ в туалет, который теперь заполнен персонажами. Кадр статичный и очень затяжной (2-3 минуты). Кое-кто попадая в левую часть кадра спиной склонился над умывальником, на месте нарисованного унитаза кто-то стоит и курит, на первом унитазе стоит крупный дебил и изучает свой член; на третьем унитазе кто-то пыжится, всем своим видом свидетельствуя о сильном запоре; на пятом кто-то сидит как на стуле и курит коротенький окурочек, обжигая пальцы и губы; на окне стоит некто, удобно упираясь спиной в правый оконный проем и правой ногой в противоположный проем, левая нога свешивается на батарею. (Правая створка окна открыта, а левая затянута решеткой). На двух лавках в разных позах сидят шесть-семь психов всех мастей и диагнозов. У правой стены, где кончаются лавки стоит красивый юноша со спущенным с плеч халатом, напоминающем тогу, так что видна красивая обнаженная грудь, и непрерывно крестится и бьет поклоны на протяжении всего действия. Но в данной панораме эти позы статичны.

Камера движется слева направо, как в кадрах 17, 18, 19 и т.д. Умывальник и склонившаяся над ним фигура.

      39. Фигура, стоящая на цементном пятне.

40. Сидящий на первом унитазе.

  41. Cтоящий у второго унитаза.

42. Сидящий на третьем унитазе.

43. Сидящий на четвертом унитазе.

44. Коленчатая труба под потолком.

45. Сидящий на окне.

46. Вид из окна.

47. Фестивальная улица с плакатами и оживленно снующими людьми.

48. Кадры какого-нибудь фестивального события (например, дискуссионный клуб в антифашистском центре ).

49. Камера возвращается в помещение туалета, «втягиваясь» туда через окно.

50. Правая стена. Первый сидящий на первой скамейке.

51. Второй сидящий.

52. Третий сидящий.

53. Четвертый сидящий на второй скамейке.

54. Пятый сидящий на второй скамейке.

55. Шестой сидящий на второй скамейке.

56. Крестящийся юноша лицом к стене.

            (Каждый персонаж сначала показан общим планом, затем средним, затем крупным планом: рука с сигаретой, затем лицо. Крестящийся юноша показан сначала со спины, но так, чтобы ясен был смысл его действий, затем камера «подбирается» под него со стороны стены и показывает крупным планом сложенную для осенения крестным знамением руку, обнаженную грудь, и, наконец, крупным планом лицо.

            Каждый новый персонаж отделяется от другого пустыми коридорами, словно эти люди отделены друг от друга временем и пространством. После пустых кадров камера возвращается к первой фигуре и «перечисляет» всех показанных ранее от первого до последнего.)

57.Снова общий вид туалета со всеми присутствующими, но на сей раз они не статичны, а нормально «двигаются» и общаются, распадаясь на обособленные группы по двое, по трое и т.д., словом, происходит межличностная и межгрупповая коммуникация. Камера фиксируется в положении у двери надолго; у зрителя должно сложиться впечатление затянувшейся оживленной беседы. Неясный гул голосов становится все членораздельнее, доносятся совершенно отчетливые реплики. В качестве рабочего материала диалогов могут служить любые тексты, звучащие за экраном на фоне музыкальных фраз, бульканья воды, покашливания, стонов и проч. Время от времени раздается женский крик: «Мужчины! Лекарства принимать!»

58. Камера фокусирует внимание на лице дебила над унитазом крупным планом.

59. Крупным планом унитаз.

60. В туалет входит еще один персонаж и, отталкивая дебила, блюет в унитаз.

61. После пустых кадров унитаз «в фас», наполненный горкой таблеток (каликами).

62. Пустой кадр, затем камера движется по туалету и останавливается на молящемся юноше.

63. Камера выхватывает двух оживленно беседующих персонажей на лавке у окна.

64. Пустые кадры. Двое с лавки неспешно прогуливаются между унитазами и лавками и беседуют. Лица их серьезны.

65. Выблевавший таблетки присоединяется к двум прогуливающимся и они втроем направляются к сидящему на окне.

66. Крестящийся юноша.

67. Затем грязный унитаз «в фас».

68. Пустой кадр. Затем общий вид туалета со всеми присутствующими. Помещение наполняется туманом, психи претерпевают едва заметные изменения и начинают напоминать патрициев в римской бане.

69. Камера вновь совершает полный оборот слева направо, выхватывая то отдельное лицо, то группу степенно общающихся персонажей и останавливается на крестящемся юноше. Лицо его как будто сияет; вместо серовато-грязного халата на нем ослепительно-белая тога.

70. Туман заполняет все помещение. Голоса за экраном становятся особенно отчетливыми. Можно уловить отдельные куски высокоинтеллектуальных текстов, перемежающихся бульканьем и прочими шумами, а также какими-то лозунгами, произносимыми металлическим голосом.

71. Кадры закрытия фестиваля. Камера проходит в рядах юношей и девушек, совершающих ритмические движения, и начинает подниматься вверх, покачиваясь над стадионом и поднимаясь все выше и выше, до полной потери видимости.

72. Сидящий на окне. Камера надолго задерживается на нем, показывая его немного снизу, чтобы сквозь решетку был виден кусочек голубого неба.

73. Камера «пятится» назад и опускается вниз. Медленный проход по заплеванному полу с фиксацией на плевках, окурках, горелых спичках и пр. Бравурный марш и на его фоне обрывки разговоров.

74. Кадр со схемой происхождения человека.

75. Кадр с портретами учителей человечества.

76. Дверь с окошком. В окошке внушающая беспокойство физиономия.

77. Что-то вроде Тайной Вечери. Лица Спасителя не видно. Одет он в тогу или халат, ниспадающий с плеч так, что видна обнаженная грудь. Это крестящийся юноша. Вокруг в различных позах персонажи из туалета.

А тем временем камера снимает:

78. Пустой кадр. Затем общий вид пустого туалета. Камера движется от двери слева направо. Туалет пуст. Кругом грязь и запустение.

79. Камера показывает дверь.

80. Дверь открывается. Входит уборщица со шваброй и тряпкой и начинает убирать туалет.

81. Уборщица совершает уборку в той же последовательности, с которой показывается туалет: от раковины умывальника к унитазам; она тщательно моет кафельные стены за унитазами, затем переходит к окну, затем к скамейкам, затем моет пол. Время равно уборке.

82. Пустой кадр. Затем чистые унитазы и сияющий кафель.

83. На кафельной стене выплывают живые портреты всех персонажей, вылепленные из хлебного мякиша. Камера переходит с одной маски на другую, двигаясь слева направо.

84. Пустой кадр. Маски остаются на фоне кафельной стены, каждая на своей плитке так, что образуют длинный горизонтальный фриз, но они оказываются в длинной проволочной клетке, висящей как бы в невесомости и постепенно отделяющейся от стены.

85. Четыре ослепительно белые унитаза и один нарисованный углем.

86. Клетка с масками наполняется белыми крысами.

87. Повторяется кадр 81.

88. Та же висящая в воздухе клетка с крысами, но без масок.

89. Снова кадр 81. Кафельная белая стена постепенно заливается голубым и в это время унитазы загораются. Из них бьют языки пламени, и сами они раскаляются докрасна, а затем по мере того, как пламя гаснет, начинают приобретать драгоценный золотой цвет.

Раздается грохот литавр.

90. Сияющие унитазы на ослепительно голубом небе.

91. Золотые унитазы медленно и легко, словно дематериализуясь, возносятся в голубизну.

92. Пустой кадр золотого цвета.

93. В голубизне начинают выступать очертания города. Камера плывет над Москвой.

94-95. Кадры, близкие к 1-3.

96. Камера опускается над прогулочным двором психиатрической лечебницы.

97. По двору прогуливаются настоящие психи. Среди них А. Жигалов. (Это синема-верите).

К концу музыка вытесняет все бормотание и конкретные звуки. Фестивальные мелодии приобретают маршевый характер, переходящий в нечто вагнерианское, чайковское, и, наконец, баховское и генделевское. Звуки все усиливаются и последние кадры прогулки сопровождаются громоподобной музыкой, полной величия и духовного совершенства. (Например, “Ода к радости” Л. в. Бетховена).

Июль-август 1985

Москва

 

Акции, перформансы, инсталляции

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска