БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

Д. А. Пригов

ЗЕРКАЛО ПО ИМЕНИ АБРИКОЛАВНА

Рассказ об акции "Заповедная дубрава".

Конечно, оно и понятно, основные проблемы / так сказать, онтологически--неустранимо -- воспроизводящей смыслово -- порождающие и саморазвертывающиеся -- что твой Плотин /, это, как я люблю в таких случаях выражаться -- обнаружение / угадывание, откровение, гений! -- а что, нельзя? -- можно! -- вот и говорю, что можно! -- мистика, растворение и все подобное / и явление / касание, определение, пророк -- а что? -- ничего! -- вот и я говорю, что ничего! -- учитель, воля /.

Я все это говорю в том смысле, что предложенное мне, предъявляемое в любое время, мало чем рознится между собой, в смысле установления отношений со мной, как реакция на мою неинтонированную агрессию как бы в виде простого наличия, возникновения и / по аналогии взаимовлияния разновеликих масс -- как это выстрадал Ньютон / оборачивается моей страдательной экстрапозиционностью.

Но это все принимать во внимание необязательно, это просто так, это я для себя как бы.

Вычитывание предназначенного и угадывание / вынюхивание, если приравнивать к более манифестированному звериному / само распадается на / или конструируется из / нескольких, видимых и трансцендируемых как последовательность актов -- осознание, а затем акта угадывания: угадывание направления угадывания, локация: объявление и угадывание себя угадывающего и угадывающего / как бы: иду на вы! -- на ны? -- да, на вы! -- ишь ты! -- а что? -- да ничего! -- я иду! -- ну, иди, иди! -- как бы такой вот диалог / и сам акт угадывания, который, в свою очередь, тоже распадается на несколько, фиксируемых как стадии, но определяемых как психофизиологические состояния в возможной развернутой последовательности, что ли, но по причине принципиальной интерферентности и шумовой инертности человеческого / в смысле -- хомо сапиенс! -- в смысле когито эрго..? -- да, в смысле: маритуре то салютант! -- понятно, понятно! / аппарата не могущие быть строго локализируемы, т.е. особенностью этого процесса является как бы беспрерывность и практическая не--аксиологичность и последовательность в этом случае наличествует скорее логическая, чем диахроническая, стадии которой можно описать как: веселость, концентрация, пропадание и выход / так, по крайней мере, можно вербализовать, не претендуя на постоянность и убедительность /. Характерна, выразился бы я, динамическая, мерцательная модель входа в это состояние и отстояние от него. Причем от скорости мерцания зависит интенсивность самоидентификации с полюсами, либо / за определенной чертой скорости, определяемой зачастую соотношением массы объекта и дистанцией / только с самим процессом.

Практически, аналогичные позиционные и динамические элементы мы можем обнаружить и во второй части этого метасобытия. / Собственно, в любой точке внутренняя делимость процесса столь энергична при малейшем внимании к ней, так что все зависит от интенции и акцентации: и во многих случаях, как акционных, так и рефлективных, чтобы не уподобиться мохнатоногому Ахиллесу, приходится для себя снимать эту амбивалентность как " практически здоровую "! -- в каком смысле? -- в прямом, не подлежащем постороннему внедряющему и корректирующему или корректируемому поползновению относительно её иному самобытию! -- верно ли! -- верно, верно как на духу! -- положим! /.

Так вот.

Проследим: явление, т.е. угадывание угадываемого / его попускаемая себе слабость, выраженная в возможности обнаружения обнаруживающим /: вбирание его / условно таким образом описываемое, так как процесс взаимообворажения и взаимопроникновение не логизируемы окончательно /: идентификация и отчуждение / не в смысле социальном или культурном / как бы твердые, фекальные как бы, отходы динамического процесса. Все это и есть актуализация как пророчески--воспламенительных, лермонтовско--чапаевских кусков опредмеченной речи, так и китайской тушевой калиграфии на сине--зеленых тонких заостренных листочках агавы, скажем, / почему агавы? -- ну, финиковой пальмы, папируса, иными словами! -- какие финики в Китае? -- ну, пергамент, скажем, кора древесная, камни! -- это поближе, поближе / сплавляемых вниз по течению под легкий переливающийся серебряный плеск прозрачно--поблескивающих струй в утренний блеклый туман вплывающих навстречу огромному дышащему как крутой звероподобный бок голубому океанскому простору из укромного речного потока.

Так вот.

Истинно, истинно, если подобную как бы модель конгруэнтно / т.е. обликоподобно / спроэцировать в наше, прости Господи, гео--культурно--историческое пространство, то с неизбежностью получаем Снег / с его явной, прямо бросающейся в глаза -- кому бросающейся? -- да тебе, хотя бы! -- да, тогда согласен! -- прямо--таки обнаженной транспонированной шамбалоидностью и граалеподобием -- все мы, собственно, люди--человеки, все мы несмотря на цвет кожи, разрез глаз, запах изо рта и пр., все мы с кровью, лимфой, печенью и желудком, с удом и вагиной, костями и мозгом, мясом, ногтями, волосами, перестальтикой, все мы мыслим, чувствуем и страдаем, убиваем и рождаем, бежим из горящего дома, и входим в черный мазутный поток, стоим под дверью школьного директора, леденеем перед страшной женщиной, это нам мама говорит: Кисанька! это мы видим вдали белый корабль и сжимаемся в предчувствии счастья, это нам наносят удар кинжалом в спину, это мы в Звенигороде на Пасаде падаем от слабости и в школе № 545, экспериментальной базе при Академии педагогических наук СССР /.

Итак, дальше.

Обратимость времени во всяком мифоподобоорганизованном дискурсе позволяет процесс порождения явить как процесс нахождения, спроэцированный на топографию, вскрываемый как последовательность пространственных точек.

Также несомненно, что белое, / белое, снег, пустота, немота, Малевич, Золушка, свечение, ничто / листка бумаги / с черными буквами -- два предела, две пустоты, опять--таки Малевич, Мейстер Экхарт, Шанкара, Дионисий Ареопагит, Сорокин, моя соседка Галина Павловна /, в смысле, в первой стадии оформления не для внешнего, а для себя, даже не для всего себя, а для особенной функции себя, могущее быть обнаружено только на границе истинно сакрального, / зоны, обсласти, вроде бы пространства, как бы локуса, будто бы сферы, якобы чего--то такого /, проходимого только в квази--агрегатном состоянии.

Эта сакральная зона Ботанического сада в Москве была провидчески отгорожена в качестве именно таковой от остального профанически--ботанического пространства с целью её утверждения и объявления для всего прочего именно в этом качестве сразу после войны / тоже, замечу вам, ни хуя себе! -- как это? -- а времячко тоже себе! -- понимаю, понимаю! -- прямо не время, а нарушение всего такого, и сакрального тоже, и обнаружение новых или новое утверждение старого / академиком не то Ферсманом, не то Ландау, не то Лысенко, или Чарушиным--младшим. Эта зона и стала тем Нечто в его уже / и это не мой каприз, не прихоть моих знакомых или жены с сыном, а случай, явленный в качестве обыденного в обыденность, но фундированный тем же Нечто / первой вскрытости, дефлорированности / после долголетнего пустования вдруг были вскрыты поржавелые ворота и все это стало открытым проникновению снаружи /, что играет весьма и весьма серьезную роль в нашей обнаруживающейся модели как пространственно--одноразовой, как бы вертикальный срез по оси творения.

Ну, а то, что я читал свои стихи Сабине Николаевне перед камерой, обратно переводящей все в диахроничность и в будущем / в идеальном и, естественно, естественном виде, так как идеал и есть естественность без предупреждений / -- по причине периодических демонстраций -- в пульсирующую и мерцательную модель / типологически воспроизводящую сущностный процесс, -- все это, ясно, объяснений не требует. Не требует также объяснений и крутой / по нынешним временам / характер текстов -- он вполне соотносим с сакрально--мистифицированным воспроизведением и восприятием акции, непосредственно связанной с идеей нарушения, прохождения границ. Собственно, что снимает с меня и малейший остаток вины / кроме, конечно, преднаписания этих текстов, т.е. пред--эта--акция--существование /, Сабина Николаевна сама выбрала этот сборник и Андрей Викторович самолично, порой проваливаясь под снег с головой, подавая лишь слабые сигналы и своей еще продолжающейся жизни, и порой после получасовых усилий высвобождавшийся от затягивающего, засасывающего да и заманивающего, соблазняющего " Белого ", в результате таки расположил хрупкие, иномерные почти листочечки по периметру закрытой / в идеале, а теперь уже, как я говорил -- открытой / территории внутри Ботанического сада, представ, таким образом / они оба -- Сабина Николаевна и Андрей Викторович, Сабрей Никторович, Абриколавна -- текст: звук, шаг и порыв андрогинный! /, представ таким образом, персонификацией того тайного, спрятанного / или его транспортной, эманационной, гермесной ипостасью /. Снимая же все это на видеокамеру, будучи как бы последним звеном в цепи акта обнаружения--объявления, Сабина Николаевна закрывала этот, инсценированный нами, акт, обращая его в мистериально--ментальную структуру, наподобие зеркала стоящего напротив зеркала, где только я, среди миров отражаемых, а не отражающихся объектов, знаю, что отражается в зеркалах. Но и у меня нет возможности / не нарушив чистоты и принципиально не изменив ситуации, а посему обессмыслив её / объявить, как, скажем, некий Прометей, об этом всем прочим.

Посему и нету никакого остального смысла в этом всем.

Описательные тексты акций Коллективных Действий, фото и видео

КАРТЫ КД | ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ КАРТЫ КД | БУХГАЛТЕРИЯ КД

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ

Московские концептуалисты. Фото Игоря Макаревича Сергей Летов Sergey Letov Тод Блудо Андрей Монастырский, Коллективные Действия Andrey Monastyrsky Николай Панитков, Коллективные Действия Nikolay Panitkov Елена Елагина, Коллективные Действия Elena Elagina Владимир Сорокин Vladimir Sorokin Сергей Бордачев Sergey Bordachev Илона Медведева Ilona Medvedeva Павел Пивоваров (Паша Пепперштейн) Ирина Пивоварова Irina Pivovarova Вадим Захаров Иван Чуйков Ivan Chuykov Золотые крылья Коллективных Действий Серебряный Шар Коллективных Действий Никита Алексеев Nikita Alexeyev Илья Кабаков Ilya Kabakov Юрий Лейдерман Yury Leiderman Владимир Мироненко Vladimir Mironenko Эрик Булатов Erik Bulatov Эдуард Гороховский Eduard Gorokhovsky Николай Козлов Nikolay Kozlov Свен Гундлах Sven Gundlah Владимир Наумец Igor Naumets

А. Монастырский. ТЕКСТЫ И КОММЕНТАРИИ | АКЦИОННЫЕ ОБЪЕКТЫ | ИНСТАЛЛЯЦИИ

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ТОМА ПОЕЗДОК ЗА ГОРОД

Индекс фонограмм акций КД | Обсуждения | Выставки КД

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска