go to English page! Go to English page!

ИРИНА НАХОВА

12 ИЗБРАННЫХ ИНСТАЛЛЯЦИЙ 1994–2004

Прямая перестрелка №1 из инсталляции ПОБУДЬ СО МНОЙ Ирины Наховой

Прямая перестрелка №2 из инсталляции ПОБУДЬ СО МНОЙ Ирины Наховой

Непрямая перестрелка №1 из инсталляции ПОБУДЬ СО МНОЙ Ирины Наховой

Непрямая перестрелка №2 из инсталляции ПОБУДЬ СО МНОЙ Ирины Наховой

ПОБУДЬ СО МНОЙ, инсталляция Ирины Наховой

Бокс (230 х 122 х 122 см): надувной парашютный шелк, дерево, ламинированный поролон, электроника, звук - ПОБУДЬ СО МНОЙ, инсталляция Ирины Наховой

Бокс (230 х 122 х 122 см): надувной парашютный шелк, дерево, ламинированный поролон, электроника, звук - ПОБУДЬ СО МНОЙ, инсталляция Ирины Наховой. Посетитель - М. Рошаль

ПОБУДЬ СО МНОЙ

2002

«Прямая перестрелка № 1» (245 х 460 см) термальная печать на холсте; «Прямая перестрелка № 2», «Непрямая перестрелка №1 и №2», каждый 185 х 366 см) термальная печать на шелке Печать: Applied Image Inc.
Бокс (230 х 122 х 122 см): надувной парашютный шелк, дерево, ламинированный поролон, электроника, звук (специальное спасибо Нине Дементьевой)

Ирина Нахова уже 10 лет живет на Западе и на своей судьбе испытывает всю метафизику перемен. Интересно, что «блеск» Запада буквально воплотился в ее новой инсталляции в кружки блесток. Коллажированные в рисунки, при увеличении которых до огромных размеров, они, блестки, превращаются в тускловатые туманные кружки, полностью утратившие свой первоначальный блеск. Получается именно так, как и есть на самом деле: все что «блестит», блестит только вдали, при приближении превращаясь в туман. Итак, что же делать художникам, чьей судьбой было участие в некоей «большой идеологии» (в данном случае «разрядке»), когда процесс этот закончен? Где найти эту новую «блестящую даль»? «Вблизи» ведь все невыносимо давит, как это и происходит в той же инсталляции Наховой, которая прекрасно метафоризирует этот случай «близкого взгляда» своей комнатой-маткой, стенки которой сжимают несчастного зрителя и он может освободиться от этих объятий, только выйдя наружу, где он вновь может обрести дистанционный взгляд на все происходящее, которое издали имеет вполне привлекательный, красиво- галлюцинозный розово-зеленый вид. Собственно, ответ на этот вопрос тут и дается в общих чертах – нужно просто «выйти наружу», куда-то «вне». Тем более, что мы знаем что эти черные и туманные круги-мишени на больших полотнищах всего лишь маленькие сверкающие блестки. А знание, как известно, большая сила. Идеологический художник с «сильными дерзаниями» не может ограничиваться в своем творчестве только соображениями моды или современного стиля. Концептуальное сектантство сейчас, со своим особым стилем, своей иронией и эстетическими предпочтениями (противостоящими мэйнстриму западно-российского международного официоза) – это как раз и есть те «умные блестки» в инсталляции Наховой, маркирующие «блестящую малую даль» (сектантство) и «большую духоту» официального безвременья «здесь и теперь».

Андрей Монастырский. (сокращенный вариант статьи «Блестит только вдали», опубликовано в «Побудь со мной» XL- Галерея, Москва, 2002)

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска