БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

go to English page! Go to English page!

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ

БУХГАЛТЕРИЯ КОЛЛЕКТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ

ИНДЕКСЫ КД

КАЗУС КИЗЕВАЛЬТЕРА

Кизевальтер написал на меня донос членам жюри премии «Инновация»:

Уважаемые члены жюри:

Как вы, без сомнения, знаете, вопросы с правами интеллектуальной собственности вызывают сейчас всё больший резонанс во всем мире. Поэтому, прежде, чем вы придете к решению по премиям в этом году, я хотел бы ознакомить вас с мнением части артсообщества в отношении выдвижения А.Монастырского на премию за т.н. коридор КД. Я подчеркну, что это выдвижение вызывает сомнение не только у меня, и я не стал бы писать вам об этой двусмысленной ситуации, если бы не услышал эту точку зрения и от других людей.

Вкратце, при всем уважении к творчеству Монастырского, нельзя ставить знак равенства между ним и «Коллективными действиями» ни с математической, ни с юридической точки зрения. Эта группа, созданная друзьями-художниками, – по крайней мере, первые 7-10 лет своего существования – никогда не была и «группой А.Монастырского», как ее частенько стали называть потом искусствоведы, стремясь избежать ненужного перечисления многих постоянных участников. Я их понимаю. Тем не менее, труд был коллективный, и идеи долгое время художники генерировали все вместе, не говоря уже о реализации и взаимоподдержке, хотя никто никогда и не отрицал самой активной и направляющей роли А.М. в нашей группе, что я сам всегда и подчеркивал в своих ранних статьях. За это честь ему и хвала. Однако это не дает ни ему, ни кому-то еще из членов группы права выставлять коллективные работы как свои.

Я думаю, что суть моей точки зрения понятна. Если бы на премию выдвигались «КД», то никаких вопросов бы не возникало. Так что тут есть над чем подумать.

Прилагаю здесь – отчасти в поддержку моего предложения – частичный перевод статьи М.Тупицыной, опубликованной в журнале «Артфорум» в феврале 2011 года, где высказывается та же мысль. Полностью статья доступна для чтения на http://conceptualism.letov.ru/MARGARITA-TUPITSYN-ANDREI-MONASTYRSKI.htm

Благодарю за внимание.

С уважением,

Георгий Кизевальтер,

Член-основатель «Коллективных действий» с 1976 по 1989 гг.

(Причем интересно, что Кизевальтер сам перевел на английский этот свой донос, чтобы иностранные члены жюри тоже могли его прочесть).

После чего пять членов КД написали следующее письмо о Кизевальтере:

В виду искажения в прессе роли Г. Кизевальтера в группе «Коллективные действия» мы бы хотели заявить следующее. Кизевальтер ушел из группы в 1989 году.  Кизевальтером не было придумано и предложено к исполнению НИ ОДНОЙ АКЦИИ КД. Он исполнял в группе исключительно технические функции (причем часто делал это за плату). В № 4 за апрель 1990 года журнала “Театр” в своей статье “Перформанс и группа Коллективные действия” он использовал большие фрагменты из текста А. Монастырского “Предисловие к 1 тому Поездок за город” (1980), не указывая автора текста.

Недавно в одной статье в «Коммерсанте» было написано следующее: «Кизевальтеру же принадлежат и фотодокументации всех первых акций "КД", и именно его глазами мы смотрим на знаменитые "поездки за город". Сейчас вышел первый том  Поездок за город, именно ранние акции с 1976 по 1980 годы. По фотографам помещенные в книгу фотографии распределились таким образом: И. Макаревича – 104 фотографии, А.Абрамова – 85 фотографий, Н.Алексеева – 34 фотографии и Г.Кизевальтера – 30 фотографий. Из этого видно, что Кизевальтер вовсе не является главным фотографом ранних акций КД.

О системе авторства в КД  можно посмотреть здесь:

http://conceptualism.letov.ru/KD-indexes.html

Андрей Монастырский

Николай Панитков

Игорь Макаревич

Елена Елагина

Сергей Ромашко

К этому следует добавить, какие именно куски моего текста использовал Кизевальтер в своей статье (целиком статья размещена на сайте):

Большинство описанных здесь акций представляет собой ситуацию, когда группа людей позвана устроителями акции участвовать в каком- то неизвестном им действии. Все, что происходит в подобной ситуации, можно разделить на происходящее в эмпирической сфере (по предварительному плану устроителей) и происходящее в сфере психического, то есть переживания того, что происходит в зрительном поле участников во время действия, и переживания того, что предваряет и сопутствует действию.

Поскольку нас в нашей работе интересует именно область психического, “внутреннего”, то нам приходится уделять особое внимание всякого рода предварительным событиям - тому, что происходит как бы “по краям” демонстрационного “поля” акции. Само демонстрационное поле расширяется…

Дальше у Кизевальтера идет прямая цитата (закавыченная, с упоминанием автора).

После чего опять плагиат:

Эти свойства и отношения, как нам представляется, воздействуют на формообразование уровней восприятия, на одном из которых может быть достигнуто переживание происходящего как происходящего по преимуществу “внутри” освобождающегося сознания - такова общая задача акций.

В этой связи, естественно, изменяется и отношение к сюжетам акций. Мифологическое или символическое содержание сюжета не является важным (по замыслу устроителей) относительно конструирования того уровня восприятия, для создания которого - как один из конструктивных элементов - он (сюжет) используется в качестве инструмента.

 Однако любое действие на демонстрационном поле - как бы оно ни было минимально - влечет за собой интерпретацию и на один метафорический слой самого демонстрационного поля ложится еще один: зритель начинает думать, что означает то или иное действие и в конце-концов “обнаруживает” его мифологическое или какое-нибудь иное содержание.

во время их реализации необходимость “проинтерпретировать” как психическая необходимость осуществляется в форме определенно направленного, причем заведомо для устроителей ложного, понимания.

Одним из таких способов является введение внедемонстрационного элемента, действование которого продолжает уровень переживания и создает впечатление неопределенности временного конца акции. Введение внедемонстрационного элемента в демонстрационную структуру на различных этапах действия и его протекание во времени демонстрации мы будем в дальнейшем называть “пустым действием”.

Здесь мы определили “пустое действие” как принцип, однако, в каждой акции оно выражается по-своему и рассматривается как определенный временной отрезок акции, когда зрители, если можно так выразиться, “напряженно не понимают” или “неправильно понимают”, что происходит. Забегая вперед, отметим, что те средства-акты или средства-события, с помощью которых реализуется “пустое действие” (появление, исчезновение, удаление, раздвоение и т. д.) не только создают условия для медитации на уровне прямого восприятия, но и становятся ее темой.

Как видно, количество прямого плагиата здесь зашкаливает, да и весь остальной текст его статьи построен на аллюзиях на чужие тексты – или мои, или Н. Алексеева.

Так что первая фраза доноса Кизевальтера – «Как вы, без сомнения, знаете, вопросы с правами интеллектуальной собственности вызывают сейчас всё больший резонанс во всем мире» – очень актуальна прежде всего для самого Кизевальтера.

Составляя первый том «Поездок за город», я поместил в него статью Кизевальтера «Акт восприятии как предмет изображения». Эта статья (включая название) была им написана под мою диктовку через письма к нему в Якутию, которые он потом уничтожил (видимо, специально, чтобы скрыть источник, но у меня его письма сохранились, где все это видно). Я тогда буквально заставил его написать этот текст, поскольку хотел, чтобы все члены группы написали статьи для издания «Поездок». Поэтому в плагиате Кизевальтера 1990 года есть большая доля моей вины: я сам приучил его (и даже заставил) использовать чужие тексты как свои.

Что касается его подписи под доносом «член-основатель КД», то это просто смешно. В самом начале реальных членов-основателей было три: Алексеев, Рубинштейн и я. Кизевальтеру же было поручено фотографировать акции и сопровождать зрителей к месту действия. По молодости лет (а тогда разница в 3-6 лет была весьма существенна) Кизевальтер не очень понимал, чем, собственно, мы занимаемся. И часто нам сам жаловался, что в группе исполняет роль «мальчика на побегушках», сравнивая себя с каким-то поручиком из какого-то романа Достоевского (забыл, к сожалению, имя этого персонажа). Но зато у него была полностью адекватная самооценка. Тогда важнее была дружеская атмосфера, а не роли в группе. Эту атмосферу разрушил сам Кизевальтер вот этим своим воровством для журнала «Театр», после чего стал почему-то злобно ко мне относиться, как будто это я виноват в его плагиате (что отчасти я признаю). В начале 90-х он поступил на службу в таможню и при встречах с презрением высказывался в том духе, что, мол, вот вы все еще продолжаете заниматься никому не нужным говном (имея в виду акции КД), а я делом занимаюсь. То есть у него произошло полное изменение личности.

Фотографировал он крайне скупо, экономно, акцию «Появление» заснял не более, чем на пяти снимках, пленку акции «Либлих» при проявке вообще всю смыл горячей водой. Всегда предлагал купить у него фотоотпечатки и негативы съемок акций, что я и делал, поскольку по тогдашним расценкам это было не дорого. Причем зарабатывал он всегда больше всех нас, и в Якутию на три года поехал, что называется, «за длинным рублем». Абрамову, который много фотографировал наши акции (значительно больше, чем Кизевальтер) и в голову не приходило продавать нам свой фотоматериал, он просто по собственной инициативе отдавал мне и слайды, и негативы и отпечатки, говоря, что они ему не нужны, а нам пригодятся. А зарабатывал он куда меньше Кизевальтера и к тому же не был, как Кизевальтер, членом нашей группы.

За изготовление черного ящика для акции «Макаревичу» он потребовал с нас 70 рублей (моя зарплата тогда была 90 рублей в месяц), деньги мы ему собрали.

Но я тут не хочу крыть Кизевальтера только черной краской и уж слишком его оглуплять. До своего отъезда в Якутию он нормально выполнял свои функции – участвовал в складчине, когда мы покупали ткань и шарики для акции «Шар», встречал зрителей и приводил их на поле и т.д. А в Якутии он таки совершил настоящий подвиг: повесил на морозе Лозунг-80. За что ему честь и хвала. В 85 году, при подготовке акции «Бочка», он по моей просьбе пошел со мной вечером в парк «Лосиный остров» и тщательно отснял на черно-белые слайды те сюжеты, которые мне были нужны для слайд-фильма. Также он снимал экстерьеры для слайд-фильма «Закрытый город» (для акции «Обсуждение»). То есть он делал и много полезного и было бы интересно, если бы он сам об этом написал (вместо идиотских доносов).

Еще несколько слов непосредственно о моей инсталляции «Коридор КД», которая и инспирировала Кизевальтера на донос.

 Коридор КД – это ИНСТАЛЛЯЦИЯ из трех частей: 1. Карты КД (целиком мой проект), 2. Коридор с 22 видео акций КД (все акции, которые там выставлены, придуманы мной; но они там имеют смысл не просто как  акции КД, а как визуальная часть инсталляции, в принципе, там могли бы и фильмы какие-нибудь быть, или видеозаписи опер и т.д. – это ЦИТАТЫ). 3. Звуковая комната с колонками от телевизоров (целиком мой инсталляционный проект). То есть я хочу сказать, что там выставлялись не акции КД, а инсталляция Коридор КД со значением разнесенности видео и аудио.

В инсталляции Коридор КД в центральном зале помещалась специальная полка, где лежали ВСЕ описательные тексты акций КД с указанием всех авторов и соавторов (в том числе и Кизевальтера), и книга «Поездки за город» лежала там тоже.

А. Монастырский.

11.03.2011.

Работа М. К.

МК, 2011


Коллективные Действия. Описание акций | фонограммы акций КД | Бохумские акции [КД] | КАРТЫ КД | ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ КАРТЫ КД | ОБСУЖДЕНИЯ АКЦИЙ КД

А. Монастырский. АКЦИОННЫЕ ОБЪЕКТЫ | ТЕКСТЫ И КОММЕНТАРИИ

Н. Алексеев, Н. Панитков, С. Ромашко. ТЕКСТЫ

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

 
Пользовательского поиска