БЕЛЫЙ ТЕКСТ НА ЧЕРНОМ ФОНЕ
ЧЕРНЫЙ ТЕКСТ НА БЕЛОМ ФОНЕ

Ю. Лейдерман

Об акции с тремя мегафонами

Несмотря на название, акция "Три мегафона для Капитона" представляется мне гораздо ближе к корпусу работ "КД", нежели группы "Капитон". Главным образом потому, что это очень семантическая, многоуровневая вещь, но в ней нет свойственной "Капитону" настойчивости созерцания "внутрь" – в конкретность "именно сейчас" и "именно для них". Хотя на уровне структуры в ней обнаруживается сколько угодно перцептивных событий – смотрение через речку, кричание через речку, хождение вдоль речки и прочее, и прочее, все это жесты, скорее, "для порядку", в порядке самой акции, но не "для себя самих".
И все же одно личное "касание" для меня там состоялось. Вот эти маленькие, дрожащие на ветвях портретики наполеоновских маршалов (поскольку неизбежно подрагивал в руках наведенный на максимальное увеличение бинокль). Ней, Даву, Груши… Еще задолго до того, как я попал в Париж, я читал у Хэмингуэя про памятник Нею в самом начале бульвара Монпарнас: "Бедный Мак Ней, такой одинокий под листвой каштанов. Не повезло ему под Ватерлоо…" (Ней до последнего оборонял французские позиции, тяжело раненый был взят в плен на поле боя и позже расстрелян). И Даву, который сам чуть было не расстрелял Пьера Безухова… Ну и Груши – все знают, что именно он, собственно, просрал для Наполеона битву под Ватерлоо. Кстати сказать – я не уверен – но, кажется, все эти маршалы: Мюрат, Ней, Даву были обласканы режимом Реставрации, они сохранили и преумножили свои чины, награды, и, тем не менее, вновь пошли за Наполеоном в 100 дней, бросили все, как только появилась надежда, что наполеоновское чудо, это сияние вечной победы, всепобеждающей молодости мира опять возможно.
В общем, аллюзия здесь, аллюзия там, и тысячу раз перевранный рокот истории, и ее зарево, которое невозможно переврать, и речка-вонючка, символизирующая по мысли Андрея Березину (Неман – прим. АМ), все это вместе – расфокусированное, слившееся для меня в маленьких, дрожащих портретиках французских маршалов на ветвях. Это называется "прикол". И в связи с этим я подумал: не слишком ли часто, не слишком ли опасливо, упрямо мы все держимся за структуру, идею, "работу", когда нами правит всего лишь прикол, сугубо частный интерес: "а мне захотелось их так повесить", "а мне любопытно было вот так взглянуть"? И когда Андрей опять и опять толкует о "чистых созерцаниях", о "проходе вдоль Яузы" как главном эстетическом событии акции, не затемняет ли он в каком-то самолукавстве нечто более мелкое, но гораздо более существенное – вот это подрагивание картинки, или, скажем, ее задравшийся угол, или какое-то глупое, маячащее только для тебя сходство вот этой физиономии… Нет, конечно, мы ценим таковые "касания" и часто говорим о них (ведь они как раз и есть самые чистые созерцания), но отводя им все-таки вторую роль – после структуры, после замысла. А зачем?! Зачем это постоянное присягание на верность режиму? По-моему, мы гораздо смелее, чем хотим себя уверить, и в общем-то всегда готовы предпочесть закону восприятия нелепость события.

II

Перед тем, как я написал эту заметку, мне приснился разговор с Делезом. Причем Делез выглядел очень моложаво, совсем на себя не похожим, но напоминающим кого-то из моих приятелей или родственников, хотя я никак не мог вспомнить, кого именно напоминает мне его милая, носатая, кучерявая внешность. Так или иначе, мы с Делезом, похоже, коротко знакомы, во всяком случае разговариваем на "ты". Речь идет о "машинах безбрачия" – у Делеза, очевидно, возникли сомнения в своей собственной концепции, я же доказываю ему, что она работает без проблем.
Делез: – Ты читал "Доктор Живаго"? (Не знаю, он, что ли, вычитал "машины безбрачия" в "Докторе Живаго"?)
Я: – Нет, я читал твои книжки. (Это правда).
Делез (нерешительно): – Предположим, что "машина безбрачия" это предзаданная структура восприятия, однако не принадлежащая ни воспринимающему, ни своей собственной предзаданности…
Я (с жаром): – Конечно, так оно и есть. Какие здесь могут быть "предположим"! Это называется у буддистов "спарша" (касание) – вообще вся твоя философия очень сходна с буддизмом.
Я в самом деле думаю, что философия Делеза близка к хинаянскому буддизму. Однако и по сей час забавляет меня не это, но вопрос, откуда же все-таки пришла в мой сон его такая милая, застенчивая, чисто еврейская физиономия. И при чем здесь "Доктор Живаго".

Ю. Лейдерман об акциях "Коллективных Действий"

Е. Калинская Акции «Капитона» среда, 12 ноября 2008

Описательные тексты акций Коллективных Действий, фото и видео

МОСКОВСКИЙ КОНЦЕПТУАЛИЗМ RSS feed

Московские концептуалисты. Фото Игоря Макаревича Сергей Летов Sergey Letov Тод Блудо Андрей Монастырский, Коллективные Действия Andrey Monastyrsky Николай Панитков, Коллективные Действия Nikolay Panitkov Елена Елагина, Коллективные Действия Elena Elagina Владимир Сорокин Vladimir Sorokin Сергей Бордачев Sergey Bordachev Илона Медведева Ilona Medvedeva Павел Пивоваров (Паша Пепперштейн) Ирина Пивоварова Irina Pivovarova Вадим Захаров Иван Чуйков Ivan Chuykov Золотые крылья Коллективных Действий Серебряный Шар Коллективных Действий Никита Алексеев Nikita Alexeyev Илья Кабаков Ilya Kabakov Юрий Лейдерман Yury Leiderman Сергей Мироненко Sergey Mironenko Владимир Мироненко Vladimir Mironenko Эрик Булатов Erik Bulatov Эдуард Гороховский Eduard Gorokhovsky Николай Козлов Nikolay Kozlov Свен Гундлах Sven Gundlah Владимир Наумец Igor Naumets

А. Монастырский. ТЕКСТЫ И КОММЕНТАРИИ | АКЦИОННЫЕ ОБЪЕКТЫ | ИНСТАЛЛЯЦИИ

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ТОМА ПОЕЗДОК ЗА ГОРОД

фонограммы акций КД | Обсуждения

на главную страницу сайта Сергея Летова

Контакт

Пользовательского поиска